Новости
27  Июня  2008
КОНТИНЕНТ СИБИРЬ (Новосибирск): Деньги в «чистое поле»

Ежегодно в Сибири проводятся десятки аукционов на право пользования недрами. Значит, каждый год обладатели заветного участка должны приступать к освоению месторождений. И далеко не всегда стоимость разработки месторождений, строительства и вывода на проектную мощность добывающих предприятий зависит только от специфики самих природных ресурсов.

Стартовая цена

Затраты на тот или иной участок недр для приобретающей право его разработки компании начинаются с уплаты разового платежа по итогам аукциона. Стартовая же цена на участок недр, по словам заместителя начальника Департамента по недропользованию по СФО (Сибнедра) Виктора Эрнста, складывается из нескольких факторов: «С учетом запасов участка рассчитывается среднегодовой годовой объем добычи сырья на этапе освоения месторождения, его стоимость и, соответственно, будущие налоговые поступления. В итоге стартовая цена участка недр рассчитывается в виде процента (не ниже 10%) от среднегодового объема налоговых отчислений. Все дальнейшие расчеты лежат на недропользователе — он разрабатывает ТЭО запасов, определяет стоимость доразведки месторождения, эксплуатационные затраты, капзатраты и т. д. В конечном итоге определяется стоимость продукции». При этом эксперт подчеркнул, что по действующей в настоящее время методике расчета стартового платежа инфраструктурная обустроенность участка недр, выставляемого на аукцион, практически не влияет на его цену.

Традиционный спрос недропользователей на углеводородные и угольные месторождения в СФО по-прежнему остается высоким. «Говорить об охлаждении интереса к каким-то видам ископаемых сейчас не приходится, — сказал «КС» аналитик ИК «ФИНАМ« Денис Горев. — Хотя в традиционном для Сибири секторе добычи полезных ископаемых — уголь, газ, нефть — основные игроки уже обеспечили свои потребности». При этом представители и Роснедр, и угольных компаний согласны, что со временем на торги будет выставляться меньше самостоятельных угольных участков, в основном будут торговаться «прирезки» для расширения поля действующих предприятий.

Заметно растет интерес ресурсных инвесторов к золотоносным участкам. В золотодобычу пошли компании, которые прежде этим видом деятельности не занимались, например, «Транс Нафта» и ОАО «Северсталь». В списке месторождений, которые в ближайшее время планируется выставить на торги, очень мало участков, расположенных в «удобных» для освоения местах. Поэтому их освоение потребует от ресурсных инвесторов больших затрат и на последующую добычу полезных ископаемых. «Потребность в серьезных вложениях на проведение разведки и строительство инфраструктуры ограничит число участников аукционов крупными игроками, и не все аукционы будут сопровождаться борьбой покупателей«, — полагает Денис Горев.

Согласно прогнозному перечню аукционов Роснедр на право поиска, разведки и добычи полезных ископаемых, на территории СФО в ближайшее время будет выставлено на торги более 40 золотоносных участков. Из них 15 — в Красноярском крае, 12 — в Республике Бурятии, 10 — в Иркутской области, по два — в Алтайском крае и Новосибирской области и по одному — в республиках Алтай, Тыва и Хакасия. Также в Республике Бурятии планируется выставить на торги участки с запасами вольфрама и молибдена, в Республике Тыве — меди, молибдена, никеля, ниобия и кобальта. Хотя стоимость освоения многих из них будет достаточно высока из-за инфраструктурной составляющей, нынешние мировые цены на драгоценные и цветные металлы сейчас позволяют сделать разработку таких месторождений окупаемой.

Окупаемая конъюнктура

Инвесторы готовы переплатить, чтобы получить столь востребованные рынком ресурсы в свое распоряжение. Например, начальник департамента по недропользованию по СФО Александр Неволько говорит о том, что показателен в этом плане пример, когда на аукционах в Республике Бурятии осенью 2007 года по содержащим золото участкам — »Хорин-Гольскому« и «Тенгисин-Дабанскому» — при стартовой цене 1,5 млн рублей торги закрылись на цене 21 млн рублей по первому и 65 млн рублей по второму. (Победитель — мало кому известная компания «Вертекс», которая в некоторых информационных источниках позиционируется как представитель газовой компании «НОВАТЭК».) А в аукционе на право пользования Лапинским золотоносным участком в конце 2007 года победила «НАФТА МЕТАЛЛ» — «дочка» ЗАО «Транс Нафта». «Даже при очень высокой стартовой цене — 2 млн рублей — торги закрылись на 7,6 млн рублей. Участок недр оценен запасами золота в 1 тонну, победителю право добыть каждый грамм металла обошлось более чем в 7 рублей — это довольно дорого. Чаще всего цена права добычи устанавливается на уровне 3,5–5 рублей за грамм», — говорит Александр Неволько.

Что же касается окупаемости вложений в разработку золотоносных участков, то, по словам руководителя пресс-службы ОАО «Полюс Золото» Елены Евстигнеевой, она «достаточно длительная — от пяти и более лет».

С тем, что порог экономической целесообразности при разработке труднодоступных месторождений свой для каждого участка недр, согласен и генеральный директор ЗАО «Ванкорнефть» Александр Дашевский. «Есть месторождения с запасами порядка 30–40 млн тонн нефти, и их выгодно разрабатывать благодаря удобной транспортной схеме, — сказал господин Дашевский корреспонденту «КС« (см. интервью в этом номере на стр. 12). — Если месторождение находится где-то в центральной части России, то и с миллионом тонн его разработка экономически целесообразна. Потребители находятся рядом, затраты на доставку минимальные. То есть очень многое зависит от инфраструктуры».

Окупаются рискованные инвестпроекты и в традиционной для Сибири угольной отрасли. Однако здесь существенно увеличить стоимость освоения участка могут скорее сложные горно-геологические условия самих участков, чем отсутствие инфраструктуры для их освоения. Например, сложным для освоения может стать участок «Хмелевский» Солоновского каменноугольного месторождения, доставшийся в конце прошлого года ООО «МаррТЭК» (его основным акционером является «Марр Капитал» во главе с гендиректором Русланом Сафиным, сыном сенатора Ралифа Сафина). Лицензия на недропользование на «Хмелевском» «МаррТЭКу» обошлась в 357,5 млн рублей (при стартовой цене в 325 млн). Здесь залегают и бурые, и каменные угли, что составляет определенные технические трудности при угледобыче. Их можно преодолеть — но при условии соответствующих инвестиций. В первую очередь будет объявлен тендер на проведение геологоразведочных работ, а по итогам геологоразведки будет уже составляться проект строительства предприятия по подземной угледобыче, на разработку которого также объявят тендер. «Только тогда можно будет говорить о стоимости строительства шахты», — сказал «КС« Руслан Сафин.

Однако, по мнению как экспертов, так и игроков рынка, если говорить о суммах вложений в целом, а не на единицу запасов, самые крупные инвестиции в освоение месторождений в Сибири сопутствуют нефти. В частности, в середине июня руководство ООО »ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь« заявило о своих планах направить в развитие основного производства в будущем году около 76 млрд рублей. По словам генерального директора «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» Азата Шамсуарова, эти инвестиции пойдут на проведение геологоразведочных работ и на развитие нескольких проектов, включающих как внедрение новейших технологий для поддержания добычи на старых месторождениях, так и ввод в эксплуатацию новых месторождений на территории Западной Сибири. При этом, по мнению господина Шамсуарова, одним из основных «тормозов» в освоении новых месторождений являются административные барьеры — так, вместо положенных по регламенту на согласование работ года-полутора реальный срок согласований получается заметно более долгим.

Примером того, как административные решения выводят месторождения из разрабатываемого «оборота», может служить и Холоднинское колчеданно-полиметаллическое месторождение в Северобайкальском районе Республики Бурятии в 50 км от озера Байкал. Дочерняя структура ИФК «МЕТРОПОЛЬ» в 2004 году победила в аукционе на право пользования недрами на данном месторождении и в 2005 году получила лицензию на право освоения месторождения. Однако уже позднее в центральной экологической зоне Байкала, куда входит примерно половина Холоднинского месторождения, Министерство природных ресурсов РФ предложило запретить добычу металлических руд. Это может означать в том числе и отзыв лицензии у недропользователя.

У руководства Минприроды свое видение решения проблемы освоения Холоднинского месторождения: «Мы предложили бы следующее. Во-первых, добровольно отказаться от части лицензионного участка. Компания получит ту часть, которая не попадает в экологическую зону Байкала, — это 1/2 часть месторождения. Во-вторых, необходимо выработать методы добычи (например, горизонтальное бурение), которые позволят добывать полиметаллы также и в той части месторождения, которая находятся непосредственно рядом с Байкалом, но при этом не допустить наличия стоков в Байкал». В инстанциях пока так и нет единого мнения о том, как лучше решить эту проблему.

Кто чего ждет

Одним из первых шагов в освоении новых месторождений является геологоразведка. В Кузбассе основная ресурсная отрасль — угледобывающая — уже несколько лет развивается без участия государства, усилиями только частных инвесторов, на них же возложена и задача проведения геологоразведочных работ. Необходимость проведения ГРР оговаривается в условиях практически всех без исключения лицензий на недропользование на угольных участках. Только после предоставления геологического отчета и получения на него положительного заключения экспертизы владелец лицензии может приступать к проектированию и строительству собственно угледобывающего предприятия.

Поэтому многие угольные компании создают собственные геологоразведочные подразделения. Среди них, например, — «Южный Кузбасс», «Южкузбассуголь», «Белон». В государственных структурах достаточно настороженно комментируют действия угольщиков. «Во всем мире считается более правильным, когда разведка и добыча полезных ископаемых отделены друг от друга, — говорит руководитель кузбасского управления Роснедр Александр Мамлин. — Геологоразведка у нас еще в недавнем прошлом, когда уделялось достаточное внимание развитию минерально-сырьевой базы, имела государственное финансирование и не зависела от добывающего сектора. Конечно, понятно желание угольщиков не отдавать деньги в сторонние организации, но мне кажется, что существующие в области геологоразведочные организации вполне могут обеспечить существующие потребности угольщиков».

Сами угольщики с такой оценкой не согласны. «Для нас очень важна скорость проведения таких работ, потому что это сказывается на времени окупаемости средств, вложенных в разработку месторождений», — отметил в неофициальной беседе с корреспондентом «КС» представитель одной из угольных компаний юга Кузбасса. С тем, что вопрос сроков выполнения геологоразведочных работ крайне актуален для угольщиков, согласны и проектировщики — в частности, «КС» об этом сказал представитель ОАО «Кузбассгипрошахт» — института, в рамках которого были спроектированы многие работающие на территории Кемеровской области шахты. Стоит упомянуть, что в большей части «угольных» лицензий срок ввода в эксплуатацию добывающих предприятий на новых месторождениях колеблется от 6 до 10 лет с момента госрегистрации лицензии. Однако многие компании — в том числе и за счет собственных геологоразведочных подразделений — проходят предписанные мероприятия в более короткие сроки. Ведь если не идет разработка месторождений, значит, отодвигается и окупаемость инвестиций в проект.

В других же сибирских регионах власти вряд ли также могут полагаться на «покладистость» ресурсных инвесторов в части проведения и финансирования ГРР. Исходя из этого, например, власти Томской области сумели пролоббировать получение регионом в 2009 году 1,2 млрд рублей на геологоразведку. О том, что область получит эти средства на реализацию региональной программы по геологоразведке, недавно на пресс-конференции сообщил начальник управления по недропользованию по Томской области Александр Комаров. Представитель региональной власти также добавил, что предварительно общая стоимость программы оценивалась в 1,7 млрд рублей, Роснедра утвердили финансирование в объеме 1,2 млрд, в том числе 600 млн — на новые объекты и 600 млн — на переходящие.

А вот Иркутская область планирует уже в этом году увеличить инвестиции в геологоразведку на 30% — по итогам 2008 года их объем должен составить 8 млрд рублей. Об этом в мае на заседании межведомственного совета по вопросам развития минерально-сырьевого комплекса Иркутской области сообщил заместитель руководителя Иркутского управления Роснедр Николай Суслов. Но в Иркутской области, как и в Кузбассе, превалируют инвестиции недропользователей (около 6,5 млрд рублей на 2008 год, тогда как в 2007 году эта сумма составляла 3,7 млрд). Планируется, что основными частными инвесторами ГРР выступят «Сургутнефтегаз», «Роснефть» и Иркутская нефтяная компания.

Однако и из федерального бюджета Иркутская область планирует получить не менее, чем Томская область. Так, в 2008 году ожидается поступление 1,53 млрд рублей федеральных денег на ГРР, а в 2009-м — 2,5 млрд рублей. Эксперты связывают такую щедрость федерального центра с тем, что в последнее время на территории области заметно увеличилось число выставляемых на торги месторождений, однако многие из них расположены в труднодоступных местностях. И вряд ли компании, заинтересованные в ресурсах, расположенных в таких местах, захотят тратиться и на создание инфраструктуры для освоения месторождений, и на проведение ГРР. По данным властей Иркутской области, около 600 млн рублей из федеральных средств в 2008 году будет направлено на поиск и разведку углеводородного сырья, около 500 млн рублей — уранового сырья, 250 млн — на поиск и разведку рудного золота.

Государство же взамен финансирования ГРР в регионах ожидает ответных шагов со стороны недропользователей. «Необходимо, в частности, привлекать крупные добывающие предприятия к строительству дорог при освоении новых месторождений, лесопромышленников — для строительства лесных дорог», — заявил вице-премьер Сергей Иванов на одном из заседаний правительства в начале 2008 года.

Правительство Республики Алтай видит один из путей развития частно-государственного партнерства в сфере недропользования на своей территории в создании кластера горнодобывающей промышленности на территории Кош-Агачского района. По словам заместителя министра туризма, предпринимательства и инвестиций правительства РА Анатолия Тодошева, Кош-Агачский район был выбран для реализации пилотного проекта по развитию кластера горнодобывающей промышленности не случайно. На его территории находятся около 20 месторождений крайне востребованных рынком ресурсов — вольфрама, молибдена, кобальта, висмута, меди, ртути, спекулярита, золота, серебра, гипса, тантала, ниобия и других. В разработке сейчас, к примеру, находятся Калгутинское и Южно-Калгутинское месторождения вольфрама, молибдена и меди, готовятся к разработке Каракульское месторождение кобальта, висмута, меди, месторождение Рудный Лог с запасами спекулярита. При этом горнодобывающая промышленность дает 75% общего объема промышленного производства района.

К наиболее проблемным регионам с точки зрения развитости инфраструктуры заместитель начальника Департамента по недропользованию по СФО (Сибнедра) Виктор Эрнст относит Красноярский край, в частности, Эвенкийский округ, север Иркутской области, а также восточную часть Томской области: «Это территории со слабой геологической изученностью, с минимальной инфраструктурой, там практически нет крупных, подготовленных к освоению месторождений. Сейчас ситуация несколько меняется, так как идет строительство нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО; сдача первой очереди — от Тайшета до Сковородино — планируется в 2009 году). Труба проходит по территории Красноярского края (система подводов к основной магистрали) и Иркутской области. Сегодня действует программа геологического изучения и лицензирования территорий в зоне строительства нефтепровода ВСТО. В этой зоне интенсивно ведутся геологоразведочные работы, участки востребованы. Поэтому конечная аукционная цена нередко превышает в десятки раз начальную цену.

На удаленные от трубы труднодоступные территории пока нет особого спроса со стороны недропользователей. Особенно это относится к тем участкам, где существуют только прогнозные ресурсы. На таких участках мы проводим государственное изучение недр — с тем, чтобы повысить категорийность ресурсной базы и, соответственно, повысить вероятность обнаружения залежей нефти и газа. После этого можно будет ожидать повышения интереса к участкам недр со стороны потенциальных недропользователей».

 

Предыдущая новость    Следующая новость



Оставить комментарий
Тема:
Комментарий:
  Оставить комментарий
Зарегистрироваться
Логин:
Пароль:
  Зарегистрироваться
Оформить подписку


проголосовать
результаты опроса


Инвестиционная финансовая компания "МЕТРОПОЛЬ" - одна из ведущих российских инвестиционных компаний, входит в группу компаний "МЕТРОПОЛЬ". Работает на фондовом рынке России с 1995 г.
Инвестиционная финансовая компания "МЕТРОПОЛЬ" - одна из ведущих российских инвестиционных компаний, входит в группу компаний "МЕТРОПОЛЬ". Работает на фондовом рынке России с 1995 г.

подробнее
Для обеспечения деятельности на международных рынках капитала в группу компаний входит Metropol (UK) с офисом в Лондоне
Для обеспечения деятельности на международных рынках капитала в группу компаний входит Metropol (UK) с офисом в Лондоне

подробнее
О партнерстве | Пресс-центр | Спонсорство и благотворительность
Инвестиции и финансы | Промышленность | Спорт | О Проекте | Контакты
Карта сайта
Сайты группы «МЕТРОПОЛЬ»
Copyright © 2005 Все права защищены
ООО «ИФК «МЕТРОПОЛЬ»
Лицензии: № 077-06136-100000, № 077-06159-010000, № 077-06168-001000 от 26 августа 2003г., № 077-06194-000100 от 02 сентября 2003г.,
№ 650 от 16 апреля 2004г., № 3185 от 25 ноября 1999г., № 21-000-1-00119 от 23 мая 2003г., № 077-07215-001000 от 9 декабря 2003г.