Новости
31  Июля  2006
SmartMoney: Под землю за слоном

Оксана Шевелькова, Юлия Говорун

 

Эшли Хеппеншталь работает на Адольфа Лундина с 1993 г. Шеф, рассказывает Хеппеншталь, давно охвачен идеей найти «большую нефть». Однажды на совещании топ-менеджеров зашел разговор о том, кто как проводит свободное время. «Слоны», — вдруг прервал Лундин собеседников, рассуждавших в основном об искусстве и гольфе. «О, вы охотитесь на крупного зверя!» — изумились директора. «Нет, —  выдержал паузу глава компании, — слоны — это миллиарды баррелей нефти». Уже полвека он ищет их по всему миру, и вот наконец добрался до роcсийских недр.

Хеппеншталь возглавляет нефтяной холдинг Лундина Lundin Petroleum с момента его основания в 2001 г. Ближайшая задача президента Lundin Petroleum — довести до конца сделку по поглощению небольшой канадской нефтяной компании Valkyries Petroleum, работающей в России. Тогда доказанные и вероятные запасы Lundin Petroleum увеличатся на 15%, до 168 млн баррелей. Не миллиард, но уже кое-что. Другая компания Лундина —Lundin Mining — собирается осваивать свинцово-цинковое месторождение в Бурятии. Активы в России сейчас, по словам президента Lundin Mining Карла-Акселя Ваплана, компания будет наращивать, а продавать что-либо не собирается. С учетом практики Lundin Group это равносильно утверждению, что российский сырьевой комплекс весьма привлекателен для инвестиций.

 

 

Копать везде

 

По стратегии Lundin Group напоминает BHP Billiton, хотя и с определенными оговорками. Дело не только в двадцатикратной разнице в годовой выручке — Lundin Group в отличие от BHP Billiton не столько добывающая, сколько геологоразведочная компания. Она приходит на поиски полезных ископаемых в очередную страну раньше международных корпораций, проводит подготовительную работу на месторождениях, а потом тем же гигантам добычи нефти или руды их продает. Lundin берет на себя политические и экономические риски, связанные с присутствием на рынках развивающихся стран, но в случае благоприятного развития ситуации в этих странах зарабатывает на перепродаже активов сотни процентов прибыли. Общего с BHP Billiton у Lundin то, что в одной компании совмещены два профиля: углеводороды и металлы, что встречается нечасто. Кроме того, для Lundin, как и для BHP Billiton, важнейшим принципом является широкая географическая диверсификация активов, позволяющая минимизировать риски и обеспечить стабильный денежный поток.

Lundin Group была одним из первых инвесторов в послереформенной Аргентине. В 1992 г. дочерняя компания International Musto Ltd получила право на разведку и освоение месторождения золота и меди Алумбрера, которое сейчас является одним из крупнейших в мире. Общий объем инвестиций в проект составил $19,6 млн, а спустя пять лет Лундин продал International Musto компаниям Rio Algom и North Ltd за $364 млн. «При выборе активов мы прежде всего ориентируемся на то, как быстро этот проект может принести прибыль, проводим его оценку», — скромно поясняет Ваплан.

Разумеется, проекты в нестабильных странах не всегда столь фантастически успешны. В 1997 г. нефтяное подразделение группы заключило соглашение о разделе продукции в Судане. В 2001 г. первая разведочная скважина дала приток нефти более 4000 баррелей в день. А еще через год, постоянно подвергаясь нападениям повстанцев, компания потеряла трех сотрудников и много техники и была вынуждена приостановить работы. В марте 2003 г. тем не менее Лундин cумел продать свою долю в проекте (около 40,4%) малайзийской Petronas с неплохой прибылью: сумма сделки составила $142,5 млн при вложениях почти за шесть лет $56,1 млн. В 2005 г. компания потерпела ряд неудач в Нигерии, где на взятых ею месторождениях просто не оказалось ожидаемых запасов газа.

Сейчас 11 компаний, управляемых Lundin Group, осваивают месторождения нефти, газа, золота, меди, кобальта, цинка, свинца, серебра, урана, фосфатов, сульфатов и нитратов более чем в 20 странах. Адольф Лундин управляет всем хозяйством из Женевы. В 2005 г. EBITDA компании Lundin Mining превысила $75 млн при выручке $192 млн; соответствующие показатели Lundin Petroleum — $373 млн и $560 млн. По-видимому, реорганизацию нефтяного подразделения, которую Лундин провел пять лет назад, он может записать себе в актив. В 2001 г. Lundin Group продала свою нефтяную компанию Lundin Oil канадской Talisman Energy за $344 млн. Канадцам отошли предприятия в Северном море, Малайзии и Вьетнаме. А российские и суданские активы стали базой для созданной тогда же Lundin Petroleum, которая в сентябре 2001 г. получила листинг на бирже в Стокгольме. Преобразование горнорудного подразделения — South Atlantic Ventures — в Lundin Mining по похожей схеме произошло в 2004 г. По словам Карла-Акселя Ваплана, сейчас у Lundin Mining есть три работающих месторождения, которые приносят необходимую наличность для поиска и разработки новых месторождений. А первые средства — $130 млн—компания получила, выведя свои акции на биржу. В результате реформ география бизнеса Lundin сузилась. Чтобы не изменять принципу диверсификации, компания повела активные операции в России.

 

 

С двух фронтов

 

Наступление на российский рынок Лундин повел сразу по обоим направлениям — в нефтедобыче и майнинге. В этом году Lundin Petroleum собирается приобрести все 100% акций небольшой канадской нефтяной компании Valkyries Petroleum, добывающей в России около 200 000 т нефти в год. Параллельно Lundin Mining достигла договоренности с ИФК «Метрополь» о совместном освоении Озерного свинцово-цинкового месторождения в Бурятии, где добыча пока не ведется. Благодаря первой сделке Lundin Petroleum сможет записать на свой счет 22 млн баррелей доказанных и вероятных запасов Valkyries и тем самым увеличить свои доказанные и вероятные запасы на 15% — до 168 млн баррелей нефтяного эквивалента. В прошлом году 70% дохода Lundin Petroleum принесли проекты компании в Великобритании — теперь эта пугающая для принципиально диверсифицированной компании цифра несколько снизится.

Адольф Лундин и раньше был акционером Valkyries Petroleum — ему принадлежало 14,8% акций. В результате объявленной сделки акционеры Valkyries смогут обменять акции канадской компании на акции Lundin Petroleum с премией 8,2% к котировкам на 26 мая — дату, когда было объявлено о сделке и капитализация Valkyries составляла $700 млн. Чтобы закрыть сделку, по словам Эшли Хеппеншталя, его компания проведет допэмиссию на $57 млн, а после поглощения нынешним акционерам Valkyries Petroleum будет принадлежать 18% акций Lundin Petroleum.

Российская нефтянка — не совсем новый рынок для Адольфа Лундина. Просто раньше он выступал в роли портфельного инвестора. Первым проектом Лундина в России стал инвестфонд Vostok nafta. Вкладывать деньги в акции российских нефтяных предприятий шведский предприниматель начал в 1995 г., а через год они были переведены в компанию, которая получила листинг под именем Vostok nafta Investment. Лундин-старший по-прежнему возглавляет Vostok nafta, где его семья контролирует около 30%. Два сына Адольфа Лундина—Лукас и Ян — входят в совет директоров этой компании, основным активом которой является 1,3% акций «Газпрома».

В тех же 1990-х, по воспоминаниям Эшли Хеппеншталя, Лундин приобрел от 30 до 40% акций компании Khanty-Mansyisk Oil Corporation (KMOC) с запасами более 400 млн баррелей и годовой добычей 500 000 т (2000 г.), но вскоре доля была уменьшена до 10%. Николай Богачев, один из бывших акционеров KMOC, впрочем, утверждает, что непосредственно в KMOC Лундину никогда не принадлежало более 10%. Так или иначе, Лундин в 2002 г. избавился от акций этой компании, продав их компаниям Enterprise Oil Overseas и Enterprise Oil Exploration за $18,3 млн—при вложениях $8,4 млн. Эшли Хеппеншталь объясняет выход из KMOC реорганизацией нефтяных активов Лундина. Тогда он полагал, что сможет обойтись без российской нефтянки, — продав пакет KMOC, Lundin Petroleum купила у BNP Paribas за $172,5 млн французскую Coparex, владеющую активами во Франции, Голландии, Венесуэле, Индонезии и Албании. Но, как видим, вернулся. Надолго ли?

 

Что дальше

 

Лундин покупает в России довольно динамично развивающуюся компанию. Valkyries Petroleum за последние два года создала неплохой плацдарм для завоевания доли на российском рынке. Первый актив в России появился у Valkyries в августе 2004 г. — это были 50% в СП «Печоранефтегаз». Приобретение доли обошлось в общей сложности в $55,3 млн. В течение 2005 г. у канадской компании созрело стратегическое решение сосредоточиться на проектах в России — было докуплено 50% в Каспийском проекте в Калмыкии, 70% в Лаганском блоке на шельфе Каспия, 50% в Ашировском месторождении в Оренбургской области. Ради работы в нашей стране Valkyries Petroleum отказалась от своих старых проектов в Америке: права на разработку недр в Калифорнии, Техасе и Луизиане, права на блок OCS в Мексиканском заливе и некоторые другие активы были проданы канадской Newmex Minerals.

Чем привлекла Россия канадцев, а теперь и шведов? «У вашей страны есть своя специфика: сложно продвигать продукт, находить работников... Хотя отрасль в целом зрелая, приходится сталкиваться с риском того, что доступ к земле получить не удастся или это будет стоить большой крови», — сокрушается Хеппеншталь. Но тут же добавляет, что «нужные люди находятся во всех странах, в том числе и в России». К тому же в конкретных проектах компания делит риски с партнерами. Второй партнер в СП «Печоранефтегаз», к примеру, — такая же небольшая, как и Valkyries Petroleum, компания Arawak Energy, акции которой также котируются на западных биржах. Компании Адольфа Лундина, вероятно, будет на руку то обстоятельство, что Arawak придерживается отличной философии бизнеса. «Почему мы не диверсифицируем бизнес по аналогии с Lundin Group? Мы мало что знаем о горном деле — это раз. К тому же примеров успешности такого разделения бизнеса практически нет. Это приводит к потере фокуса, к  распылению, а мы крайне нацелены на развитие именно углеводородного бизнеса», —объясняет глава лондонского офиса Arawak Аластэр Макбейн. Нацелены—значит, будут изо всех сил развивать, в чем Лундин, безусловно, заинтересован.

Тем более что добыча и продажа нефти и газа для Lundin Petroleum скорее побочный бизнес. Строительство инфраструктуры, поиск рынков сбыта — все это для сравнительно небольшой компании накладно. Да и зачем добывать то, что и без добычи приносит прибыль? Ведь одного объявления об увеличении запасов достаточно для роста капитализации компании. Дивидендов акционеры Lundin Petroleum еще не видели. Но при этом с конца 2003 г. капитализация компании выросла с $1 млрд. до $3 млрд. Добыча за то же время выросла в 2 раза—с 800 000 до 1,7 млн т в год. Успехи горнорудного подразделения еще более впечатляющи. За два последних года рыночная капитализация Lundin Mining выросла в 5,5 раза—с $200 млн до $1,1 млрд. Осенью 2003 г. Адольф Лундин решил реструктурировать свои финансовые потоки и перевел свою долю Lundin Petroleum в инвесткомпанию Lorito Holdings, принадлежащую трасту, бенефициаром которого он является. По данным на начало года, Lorito непосредственно принадлежало 27,8% акций Lundin Petroleum стоимостью, исходя из капитализации компании, более $800 млн. Можно обойтись и без дивидендов.

Короче говоря, несмотря на грядущее приобретение добывающей компании в России, основным видом деятельности Lundin Petroleum останется геологоразведка. Только небольшие компании с агрессивной программой по разведке имеют хорошие шансы для роста, говорит Эшли Хеппеншталь. По его словам, поиск и перепродажа запасов нефти могут принести не меньше денег, чем поставки нефти. Особенно успешно дела идут в шельфовых проектах, которые заняли уже больше половины портфеля семейства Лундинов. К примеру, купив в начале 2003 г. норвежское нефтяное предприятие OER примерно за $5 млн, через год Lundin Petroleum заработала на его продаже в 5,5 раза больше — $28 млн.

Такой же стратегии Lundin Petroleum собирается придерживаться и в России, куда компания намерена активно инвестировать. «Сколько мы готовы вложить в Россию, пока еще не знаем, но у нас есть свободные деньги, — уверяет Хеппеншталь.— Мы собираемся и дальше покупать месторождения. Valkyries Petroleum будет заниматься поиском этих активов, а мы, в свою очередь, — выделять под эти проекты финансирование». Удастся ли их потом с выгодой перепродать? В России достаточно компаний, заинтересованных в качественно разведанных нефтяных месторождениях: «Русснефть» Михаила Гуцериева, Объединенная нефтяная группа Олега Дерипаски, West Siberian Resources, Urals Energy и др. Они могут и сами вкладывать десятки миллионов долларов в обустройство мелких месторождений, а могут и подождать, пока шведы пробурят необходимое количество скважин, в результате чего запасы вырастут до величин, когда выгода полномасштабного освоения станет очевидна. Должен ведь Адольф Лундин когда-нибудь найти своего «слона».

Предыдущая новость    Следующая новость



Оставить комментарий
Тема:
Комментарий:
  Оставить комментарий
Зарегистрироваться
Логин:
Пароль:
  Зарегистрироваться
Оформить подписку


проголосовать
результаты опроса


Инвестиционная финансовая компания "МЕТРОПОЛЬ" - одна из ведущих российских инвестиционных компаний, входит в группу компаний "МЕТРОПОЛЬ". Работает на фондовом рынке России с 1995 г.
Инвестиционная финансовая компания "МЕТРОПОЛЬ" - одна из ведущих российских инвестиционных компаний, входит в группу компаний "МЕТРОПОЛЬ". Работает на фондовом рынке России с 1995 г.

подробнее
Дочерние структуры ИФК «МЕТРОПОЛЬ» победили в ряде аукционов на право пользования недрами месторождений в Республики Бурятия
Дочерние структуры ИФК «МЕТРОПОЛЬ» победили в ряде аукционов на право пользования недрами месторождений в Республики Бурятия

подробнее
О партнерстве | Пресс-центр | Спонсорство и благотворительность
Инвестиции и финансы | Промышленность | Спорт | О Проекте | Контакты
Карта сайта
Сайты группы «МЕТРОПОЛЬ»
Copyright © 2005 Все права защищены
ООО «ИФК «МЕТРОПОЛЬ»
Лицензии: № 077-06136-100000, № 077-06159-010000, № 077-06168-001000 от 26 августа 2003г., № 077-06194-000100 от 02 сентября 2003г.,
№ 650 от 16 апреля 2004г., № 3185 от 25 ноября 1999г., № 21-000-1-00119 от 23 мая 2003г., № 077-07215-001000 от 9 декабря 2003г.